Главная
  • Пантеон богов
  • Духи и существа
  • Волхвы -Ведьмы и пр.
  • Герои сказаний
  • Украшения/одежда
  • Ритуалы и обряды
  • Праздники - календарь
  • Народные игры
  • Предметы, артефакты - статьи
  • Травник
  • Символика животных в народных поверьях
  • Славянская кухня
  • История
  • Галерея
  • Библиотека
  • Магазин оберегов, украшений и домовых
  • Прочее
  • Поиск-Главная

  • Каждому дому свой домовой. Домовые в подарок и на заказ


    Энциклопедия рекомендует
    приобрести:

    Животные в мифологии: Андрей Гапченко

     

      Животные, растения. Мифы и легенды, Бабенко, Алексеев, Белова

     

    Олег Ивик: История и зоология мифических животных

     

    Бестиарий московского царства в эмблематике животных

     

    Юрий Коваль: Бабочки

     

     Символика и поверья о животных
    Медведь

     Вернуться к списку Животные и птицы в славянской мифологии >>>


              Медведь — один из основных персонажей русской народной зоологии, наделяемый антропоморфными чертами, символикой плодородия, здоровья и силы и нередко главенствующей ролью среди лесных зверей. Медведь наиболее близок волку, с которым его объединяют сходные демонологические и другие поверья. Имеет символическую параллель с кошкой. Ярче и разнообразнее всего образ Медведя представлен у вост. и юж. славян. Считается что нечистая сила не может принимать облик Медведя. По убеждению крестьян Олонецкой губ., «медведь от Бога».
             Мотив божественности Медведя присутствует в укр. этиологической легенде: «старый дед» обогащает человека и делает его сначала богом, а потом Медведем. Чистотой и божественностью обусловлено и сближение Медведя со священником. В шутку называют «лесным архимандритом» поверье связывает его происхождение с попом. Легенда на сюжет библейского сказания о Лоте и его дочерях — с дочерью попа, проклятой им за то, что она оглянулась во время бегства из пораженного огнем города.
           Повсеместно в этиологических происхождение Медведя связывается с человеком (у поляков и украинцев это часто мельник), обращенным Богом в зверя в наказание за провинности. Медведем стад мельник, который обидел гостя на свадьбе или обвешивал людей фальшивой меркой (укр. закарпат.); им стал человек, вздумавший напугать Христа, выскочив в вывернутом кожухе из-под моста ему под ноги (бел., укр., пол.); в Медведя был обращен человек, не пожелавший приютить странствующего Христа и спрятавшийся от непогод колесом (пол. или под овечьей шкурой (боен.); пекарь, посмевший выйти к Христу с руками, измазанными в тесте (босн.-герцеговин.), или месить хлеб ногами (черногор.). По некоторым в.-слав, легендам, Бог превратил в Медведя детей Адама и Евы за то, что они прятали их от него в, человека в наказание за убийство за отказ пустить переночевать странника или монаха  или за жажду власти, которая внушала бы людям страх и трепет.
            У болгар и сербов популярна легенда о происхождении падчерицы которую кровь) послала на реку стирать добела черную шерсть. Человеческое происхождение Медведя отражено и в поверьях. Считалось, если снять с Медведя шкуру, то он выглядит как человек: самец — как мужчина, грудью, как у женщины. У Медведя человечьи глаза ступни и пальцы. Он умеет ходить на двух ногах и любит плясать под музыку, умывается и совокупляется, как люди, кормит грудью, нянчит и любит своих детей, молится (радуется и горюет, как человек понимает человеческую речь и сам иногда говорит (бел.), постится весь Рождественский пост — сосет лапу.). Наделен разумом, но, как говорят, «в медведе думы много, да вон нейдет» (Даль ПРН: 947). Доказательство его человеческого происхождения охотники видят в том, что на Медведя и на человека собака лает одинаково, как на зверя.
               Как и волк, Медведь может задрать корову лишь с Божьего позволения, а на человека нападает только по указанию Бога, в наказание за совершенный им грех. На женщин он нападает лишь для того, чтобы увести к себе и сожительствовать с ними (рус, бел., пол., серб.). Верят, что от связи человека с Медведем рождаются на свет люди, обладающие богатырской силой (хорв., боен.).
              Считается, что Медведь близко знается с нечистой силой (рус. вят.), что лешему он родной брат (рус). Иногда самого Медведя называют лешим или лесным чертом. Некоторые лесные духи имеют облик Медведя. Подобно поверьям о волках-оборотнях (у вост. славян существуют представления об — о колдунах, принимающих облик Медведя. или об обращении ими людей в Медведей. Поверья об обращении участников свадьбы в Медведей — характерная особенность рус. традиции. Рассказ об обращении на свадьбе молодых в Медведей записан также в пол. но он, возможно, объясняется влиянием масленичного ряжения, в котором маска Медведя выступает наряду с ряжеными «молодыми». медведем встречается у поляков и в свадебном обряде. Представления о людях, способных обращаться в Медведя, отмечены также у лужичан.
               Образу Медведя присуща брачная символика (наиболее характерная для вост. славян), символика плодовитости и плодородия. Она проявляется в свадебном обряде, в любовной магии, в лечении бесплодия и т. п. Свадьбу введенного в дом ручного Медведя (бел. а также рус. подблюдная песня о Медведе: «Медведь-пыхтун/ По реке плывет; / Кому пыхнёт во двор, / Тому зять в терем» .
                Медведь, приснившийся девушке, сулит ей жениха и замужество. Он символизирует жениха в свадебных песнях. На свадьбе, чтобы заставить молодых целоваться, кричат: «Медведь в углу!» - «Петра Ивановича люблю», — должна ответить невеста и поцеловать жениха). В пол. Поморье считали, что если невесту заставить посмотреть в глаза Медведя, то по его реву можно определить, девственница она или нет. Когда невеста оказывалась недевственной, пели, что ее «разодрал» Медведь. Помимо свадьбы, брачная и продуцирующая символика и в ряде других обрядовых и магических действий. Например, чтобы муж перестал изменять она мазала влагалище медвежьим салом (рязан.). Считалось, что женщина излечится от бесплодия, если дать переступить через нее ручному Медведю или окурить ее медвежьей шерстью. У болгар верят, что, если молодая жена будет работать в «медвежий день» на св. Андрея (30.XI), она быстро забеременеет и родит, а появление в селе Медведя с поводырем расценивается как предвестье урожайного года. С плодородия связан обычай ряжения медведем в свадебных, святочных и масленичных обрядах (маска Медведя в календарной обрядности — отличительная особенность прежде всего а.-слав, традиции).
                  С Медведем связан ряд календарных примет, поверий и магических действий. У вост. славян считается, что Медведь ложится в берлогу на Воздвижение (14.IX); среди зимы, на Ксению-полузимницу (24.1) или на Спиридона-солнцеворота он поворачивается в берлоге на другой бок, а встает - на Благовещение (25.III) или Васильев день (12.IV). У белорусов к выходу Медведя из берлоги был приурочен ритуал, называемый «комоедицей»: накануне Благовещения готовили и ели медвежьи лакомства — гороховые «комы», овсяный кисель и сушеную репную ботву, а после обеда долго и перекатывались с боку на бок, подражая Медведю, чтобы ему легче было встать из берлоги. По представлению сербов, болгар, гуцулов и поляков, Медведь выходит из берлоги на Сретение взглянуть на «рождающееся» солнце (у поляков это день Громничнон Божьей Матери, называемой также «Медвежьей»: Matko Bosko Niedzwiedzio). Если в этот день он увидит свою тень, то возвращается в берлогу и спит шесть недель (до «теплого»
    так как сорок дней будут стоять холода (гуцул., болг., с.-х.)."
    Для защиты от Медведя, чтобы он не тронул, при встрече с ним прикидываются мертвым, а женщина показывает ему свою
    грудь {в.-слав.). С целью оберега скота медведя, как и волка, иногда приглашают на рождественский или новогодний ужин, готовят для него мамалыгу или слоеный пирог и приглашают на ужин на масленицу, постятся на Воздвижение, не совершают первый выгон скота в день недели, на который пришлось Благовещение, в Егорьев день (23.IV) при выгоне скота на пастбище просят св. Егория защитить скот (рус).
            Юж. славяне празднуют специальные «медвежьи дни» (болг. Мечкин ден, серб. Мечкин дан, Мечколае) для защиты от Медведя: на св. Андрея (30.XI), ездившего некогда верхом на Медведе, реже на св. Савву (14.1) и св. Прокопия (8.VII). В эти дни для Медведя оставляют на дворе на ночь вареную кукурузу (серб.), подбрасывают ему хлеб или кукурузные зерна в дымоход (болг.), не запрягают скот, не ходят в лес, где в этот день Медведь с раскрытой пастью бегает в поисках св. Андрея, не упоминают Медведя не изготовляют и не чинят обувь. У родоп. болгар для зашиты скота от Медведей, волков и змей женщины не трогают острых предметов, не не шьют, не плетут и не вяжут 1 марта и все мартовские субботы.
                Медведя часто опасаются упоминать вслух, например, рыбаки, считающие, что иначе водяной поднимет бурю и разгонит рыбу сеть зацепится за камень или порвет невод. Из этих соображений, а иногда и просто в шутку название табуируется (название медведь само по себе является табуистическим по происхождению). У русских его называют он, сам, хозяин, дедушко, овсяник, маська, черный зверь, куцый, мохнач, косматый черт, старый, костоправ, ломака, косолапый, бирюк, сергачский барин и т.д.; у украинцев - вуйко, великш, батько, бурмило, мелник, бортник и т. д.;  Называют его и личными именами: рус. Миша, Мишук, Михаиле Иваныч Топтыгин, Потапыч, медведица Аксинья, Матрёна; укр. Терасим Потапович; болг. Маркул, баба Меца; серб. Мартин, стрико Мщо;  и др.
                 Для охоты на Медведя лучшим считают время, когда на много звезд и ярко светят Стожары - Плеяды (рус). Особенно опасна, даже для опытного сороковая медвежья охота: сороковой Медведь охотника калечит (рус). Перед охотой на Медведя необходимо было соблюдать пост и молиться (гуцул.).
                 Медведя воспринимают как символ здоровья и силы. Медведь, увиденный во сне, символизирует здоровье (укр. ровен.). Известно пол. предание об «умном Медведе», к которому приходили лечиться люди он окуривает больных: от испуга (болг., лихорадки и демонической болезни, нападающей на рожениц (макед.), — по поверью, Медведь способен отпугнуть эти болезни. Для излечения от испуга Медведь должен потоптать больного, а от лихорадки заставляют его переступить через больного, так чтобы Медведь коснулся спины больного своей лапой. Сквозь челюсти Медведя протаскивают больного ребенка (в.-серб.). Съевший сердце Медведя исцеляется от всех болезней (калуж.). Салом Медведя мажут, чтобы иметь хорошую память. Правый глаз Медведя вешают ребенку на шею для храбрости (малопол.).
               Медведь способен устрашать нечистую силу и отвращать порчу. Черт в испуге бежит от прочь Медведя. Он может одолеть  и изгнать водяного. Медвед чует ведьму в доме. К Медведю обращаются в заговоре от сглаза и иной нечисти» В качестве амулета используют клыки (пол. бескид.), когти Медведя. Череп его помещают в пчельнике для оберега пчел от сглаза (герцеговин.). С помощью Медведя снимали порчу с дома. Поэтому Медведь известен и в качестве охранителя скота. У вост. славян череп, когти и шерсть Медведя вешали в хлеву не только от порчи, но и для того, чтобы скот хорошо плодился .
            В некоторых местах медвежью голову в Иванов день до восхода солнца проносили между скотом и закапывали посреди двора, чтобы лучше велся скот. Ее носили и участники обряда села во время падежа скота. Медвежью голову в конюшне, чтобы не допустить к скоту «лихого домового» а когда домовой шалил, в хлев вводили самого Медведя. «Свой» домовой, заботящийся о скотине, может иметь облик Медведя (укр.).
           Медвед объединяют с волком сходные демонологические представления, брачная и эротическая символика, поверья о выведении потомства, о нападении на скот и на человека по Божьему указанию, способы защиты от них (ср. волчьи дни и медвежьи дни у юж. славян, приглашение на рождественский ужин), общие атрибуты (череп, кости, зубы) в качестве оберегов и амулетов, сходные приемы лечения (протаскивание ребенка сквозь челюсть). Образы волка и Медведя упоминаются подчас в одних и тех же фольклорных текстах (особенно в заговорах). Показательны случаи взаимозаменяемости этих персонажей в сходных контекстах свадебных песен и во фразеологии: например, рус. «Работа не волк (не медведь), в лес не убежит (не уйдет)» (Даль 4:6). Лексические соответствия характерны для наименований Медведя и волка. Наконец, параллелизм между волком и Медведем проявляется в символическом соотнесении их с парой домашних животных — кошкой и собакой. Символическим аналогом Медведь-кошка: в сказках и в луж. нечистая сила (черт, кикимора, водяной) называется Медведь большой или страшной «кошкой». Во Владимирской губ. верят, что лесного духа «боровика», имеющего облик бесхвостого Медведя, можно вызвать, если принести с собой в лес кошку.
     


     

    К списку
    StasyaAlex Copyright ©  Запрещается использование стиля, элементов дизайна и материалов
    автора проекта, без соответствующего на то разрешения или указания ссылки на сайт Энциклопедию slavyans.myfhology.info