Главная
  • Пантеон богов
  • Духи и существа
  • Волхвы -Ведьмы и пр.
  • Герои сказаний
  • Украшения/одежда
  • Ритуалы и обряды
  • Праздники - календарь
  • Народные игры
  • Предметы, артефакты - статьи
  • Травник
  • Символика животных в народных поверьях
  • Славянская кухня
  • История
  • Галерея
  • Библиотека
  • Магазин оберегов, украшений и домовых
  • Прочее
  • Поиск-Главная

  • Каждому дому свой домовой. Домовые в подарок и на заказ


    Энциклопедия рекомендует
    приобрести:

    Животные в мифологии: Андрей Гапченко

     

      Животные, растения. Мифы и легенды, Бабенко, Алексеев, Белова

     

    Олег Ивик: История и зоология мифических животных

     

    Бестиарий московского царства в эмблематике животных

     

    Юрий Коваль: Бабочки

     

     Символика и поверья о животных
    Бобр

     Вернуться к списку Животные и птицы в славянской мифологии >>>


              Бобр, Бобер — пушной зверь, в народных представлениях славян, обладающий преимущественно эротической и брачной символикой. Символика Бобра, как и ряда других пушных зверей (главным образом семейства куньих), обнаруживает инвариантный набор характеристик, свойственных в той или иной мере каждому животному этого ряда. На основе этого может быть реконструирован мужской или женский образ хтонического животного. Мужская символика представлена соболей, горностаем, хорем, барсуком и Бобром, женская — лаской, куницей, выдрой и входящими в этот ряд лишь отчасти белкой и лисой. Реконструируемый животный персонаж имеет две ипостаси, одна из которых характеризуется связью с водной стихией как маркированным признаком. Эту ипостась воплощают Бобр, выдра и частично росомаха. Указанные животные не только имеют общие функции, но и могут заменять друг друга в сходных фольклорных контекстах, как, напр., Бобр и горностай в белорусских свадебных или весенних песнях: «Ляцеу бабёр чараз двор, / На ём сукенак дзевяць пар, / На ём шапачка баброва, — / Загарэлася дуброва»; «Да й ляцеу гарнастай чэраз сад, / Рангу пер'ейка на увесь сад». В фольклоре Бобр нередко выступает в паре с соответствующими женскими образами куницы или выдры (иногда лисы). В отличие от других животных названного ряда, Бобр обладает минимальным набором общих для них мифологических свойств и функций (в основном это брачная символика), что объясняется принадлежностью образа Бобра преимущественно к книжному кругу представлений.
    Вместе с тем именно у Бобра наиболее отчетливо фиксируется такая архаическая особенность, как связь с мировым древом (см. Древо жизни). Мотив «бобр у корней райского дерева», подчеркивающий хтоническую природу Бобра, отмечен в белорусских и украинских свадебных песнях: у корней «дерэва шчасливого» — черные бобры, горностаи или соболи.
    Брачная символика бобра ярко представлена в свадебном фольклоре. В севернорусских приговорах дружки говорится, что свадьба едет «на конях, на бобрах, на Городецких санях». Жених и невеста в белорусских свадебных песнях противопоставляются как Бобер и куница, Бобр и выдра: «Што ж мовиа куманька / Чорненькаму бобрыку? / Прыплынь, прыплынь, чорны бобра, / Цёмнай ночы добра. / Што ж мовиа дзеванька / Маладзенькаму жашшку? / Прыедзь, прыедзь, жаншюк, / У панядзслак раненька». В заручинных песнях с зачином «не лежи, бобёр, в крутом берегу» Бобр — поэтическое обозначение отца жениха или невесты.
              Эротические и брачные мотивы поимки Бобра символизируют, в частности, потерю невестой невинности в украинских песнях, которые поют матери после брачной ночи, если ее дочь оказалась «честной» (доброй): «Твоя дочка добра, / Тай илонила бобра / В зеленому жип, / В червоному аксамит!» . Ряд свадебных песен содержит мотив ловли Бобра невесте на шубу, жениху на шапку; ср. образ рогатого бобра в витебской свадебной песне, в которой невеста жалуется на невозможность выполнить задание свекрови — выстирать в море ее рубашку и высушить у Бобра на рогах: «Дзе мне выкапаць чорнас мора з BtpaMi? / Дзе мне улавщь чорнаго бабра з рагам!?»
            По-видимому, не случайно образ Бобра присутствует в украинских эротических анекдотах. В белорусских и украинских свадебных и жатвенных песнях упоминается еще и угощение из Бобра, предлагаемое гостям: «Дзсвачка вячэру гатуе, / Варыся, вячэра, з бабрам!, / Прыедзе Пецечка з братам!»  «Наша пани добра / Зловила бобра, / На три столы поставила, / Сама села да всего бобра зъела».
               Рифма бобр — добр представлена в большинстве восточнославянских и польских текстов о Бобре, разнообразных по жанровой принадлежности. Еще чаще она обыгрывается в устойчивых выражениях и пословицах: др.-рус. «Хто добръ, тому и бобр, а хто не добръ, тому и выдры не будет»; рус. убить бобра ('обмануться в расчетах, предпочтя худшее, приобрести что-либо ценное, добиться чего-либо значительного — часто об удачном или неудачном выборе невесты, женитьбе), «Убить бобра — не видать добра» и «Не убить бобра — не видать добра»; бел. «Хто заб'е бабра, таму не будзе дабра»; пол. «Jak masz bobra, to sprawa dobra» [Дело хорошее, если имеешь бобра]. Буквальному смыслу поговорки «Убить бобра — не видать добра» соответствуют единичные полес. запреты: нельзя строить новый дом, если в семье кто-то убил Бобра; грех убивать Бобра, иначе можно поплатиться жизнью. Некоторые характеристики других животных этого круга (ласка — ласковая, выдра — мудрая или выдра 'проворная') основаны на созвучиях или рифме.
          Литературной по происхождению является польская пословица «Okupic siq jak bobr stro-jami» [Сохранить себе жизнь самой дорогой ценой]. Она восходит к естественнонаучному античному сюжету о Бобре, популярному в средневековой Европе и известному в Польше с конца XVI в. по переводу басен Эзопа: чтобы спасти себя от преследователей, Бобер отгрызает себе яички, т. к. знает, что на него охотятся для добычи «бобровой струи». Этот мотив стал излюбленным для польских фрашек и фацеций XVI—XVIII вв., которые и послужили поэтической средой формирования пословицы.
             Еще большее распространение получило выражение «плакать, как бобр», известное полякам, словакам, белорусам: пол. ptukac jak bobr; бел. плача як бабёр, слёзы як у бабра. Ср. также западноукраинское поверье: если кто-нибудь поймает Бобра, то Бобер плачет и переплачет всю семью того, кто его поймал, т. е. вся семья вымрет.
             В южнославянской традиции образ Бобер не нашел сколько-нибудь заметного отражения.


     

    К списку
    StasyaAlex Copyright ©  Запрещается использование стиля, элементов дизайна и материалов
    автора проекта, без соответствующего на то разрешения или указания ссылки на сайт Энциклопедию slavyans.myfhology.info