Главная
  • Пантеон богов
  • Духи и существа
  • Волхвы -Ведьмы и пр.
  • Герои сказаний
  • Украшения/одежда
  • Ритуалы и обряды
  • Праздники - календарь
  • Народные игры
  • Предметы, артефакты - статьи
  • Травник
  • Символика животных в народных поверьях
  • Славянская кухня
  • История
  • Галерея
  • Библиотека
  • Магазин оберегов, украшений и домовых
  • Прочее
  • Поиск-Главная

  • Каждому дому свой домовой. Домовые в подарок и на заказ


    Энциклопедия рекомендует
    приобрести:

    Животные в мифологии: Андрей Гапченко

     

      Животные, растения. Мифы и легенды, Бабенко, Алексеев, Белова

     

    Олег Ивик: История и зоология мифических животных

     

    Бестиарий московского царства в эмблематике животных

     

    Юрий Коваль: Бабочки

     

     Символика и поверья о животных
    Воробей

     Вернуться к списку Животные и птицы в славянской мифологии >>>


              Воробей — птица, наделяемая в славянской народной традиции преимущественно отрицательными свойствами. Обереги посевов от Воробьев аналогичны оберегам от гусениц, мышей и т. п., ср. поверье о превращении воробьев в мышей и наоборот в зависимости от погоды (бел.).
              Мотивы воровства и грабежа в представлениях о Воробье объединяют его с другими нечистыми птицами, имеющими черную или серую окраску, прежде всего семейства вороновых (ворона, галка, грач и т. п.). С Воробьем, как и с птицами вообще, связаны представления об облике души, отраженные в приметах (Воробей, бьющийся в окно, означает смерть кого-то из близких, укр.) и поверьях (души некрещеных младенцев порхают в виде Воробьев,). В народных легендах о распятии Христа Воробей своим чириканьем выдал Христа преследователям (харьков.), приносил гвозди для распятия (рус, малопол.),  кричал жив-жив!, призывая продолжать мучить распятого Христа (рус, мазовец.), не желая поверить в его смерть (пол.). В этих легендах (как и в некоторых сказках и поверьях) Воробей противостоит ласточкам, которые старались спасти Христа. За это Господь проклял Воробья и запретил употреблять его мясо в пищу (Харьков.); не считается грехом убивать и истреблять Воробье (малопол.); в наказание Воробей стал серым и маленьким (серадз.) и носит на ногах невидимые путы или оковы, отчего он не ходит, а скачет на обеих ногах (рус). Согласно другой легенде, птицы заковали ему ноги в кандалы за воровство или связали их в наказание за провинность перед ними во время выборов птичьего царя (витеб.). Из птиц только Воробей не празднует Благовещения и вьет в этот день гнездо (рус). Облик Воробья (как и ворона, вороны и др.) может иметь злой дух, приносящий своему хозяину деньги (Краков.). С Воробьем связаны плохие приметы: пролетевший с чириканьем над головой путника он предвещает ему неудачу (в.-галиц.), влетевший в окно — большую беду или покойника (в.-слав.).
     

                  Ловля, сжигание, поедание воробьев.

              У юж. славян был обычай разговляться на Рождество печеными или вялеными Воробьем (реже синицей, голубем, дроздом, куропаткой). Воробья нередко запекали внутрь рождественского поросенка (серб., боен.). Разговлялись ими, чтобы не нападала чесотка (боен.), но чаще — для приобретения воробьиного проворства в новом году (серб., косов., макед., с.-з.-болг., с.-в.-болг.). Напр., македонцы Скопской Котлины на Рождество съедают Воробья с возгласом пр, пр. пр! и бегут, чтобы весь год быть легкими и летать, как Воробей; Единичное соответствие этому южнославянскому рождественскому обычаю, с той же мотивировкой («весь год быть здоровыми, легкими и порхать, как воробьи»), отмечено у русских (у тамбовских переселенцев в Оренбургской губ.). В брестском Полесье накануне Нового года ловили Воробьев и готовили из них жаркое. Мотив печеного Воробья встречается в хорватских и украинских шуточных и свадебных песнях. Связь с южнославянским обычаем печь Воробья прослеживается в обычаях на западе восточнославянской зоны (Волынь, зап. Полесье, Гродненская, Виленская, Витебская губернии), где под Новый год ловили Воробья, пекли и варили их, сжигали, бросали живьем в печь, грозили припечь Воробью клюв. Делали это чаще всего для того, чтобы летом птицы не ели в поле жита, конопли и т. п. В Гродненской губ. девушки под Новый год гадали о замужестве, бросая Воробья в печь: если он вылетит из огня, то и девушка вылетит из хаты. Чтобы поймать Воробья, нужно знать тайную минуту в новогоднюю ночь, когда Воробьи глухи и слепы; выведать ее можно, зарывшись в хлевном навозе и подслушав разговор скота в эту ночь (витеб.). В пародийном виде мотив ловли Воробья отражен в кашубской забаве, устраиваемой во время ритуальных бесчинств в новогоднюю ночь: какого-нибудь простака с мешком в руках ставят под крышу, а остальные обещают нагонять ему с крыши Воробьев, вместо этого его с крыши обливают водой.


                    Обереги полей от воробьев.

                Название новогодней кашубской забавы находит соответствие в западнополесском святочном обычае юняты еоробухы: во время ужина с кутьей все члены семьи закрывали глаза, а кто-нибудь один ударял ложкой по лбу одного из сидящих, который должен был угадать, кто его ударил; делалось это для того, чтобы летом Воробьи не объедали ячменя в поле. Так же саидомирскис поляки в Сочельник оберегали поля от птиц, ударяя соседа за столом ложкой по лбу. Ср. рождественский обычай из центр. Боснии: разговляясь Воробьем, домашние ели их по очереди одной ложкой, чтобы летом Воробьи не ели жита. На западе восточнославянской зоны накануне Нового года Воробья сжигали или сушили в печи и толкли, а весной их пепел или порошок смешивали с зерном и использовали при первом севе, чтобы обезопасить посевы от птиц. Иногда с той же целью в предновогодний вечер пойманных Воробьев пекли и варили (житомир.). Многие магические приемы используют мотивы слепоты, ночной темноты, сокрытия, забвения, тишины, молчания и т. п., рассчитанные на то, чтобы Воробьи не видели, не заметили посевов, не слышали и не знали о них. На Рождество Воробьев называют слепцами (витеб.); топят печи до зари, чтобы птицы не видели дыма (пилен.); сеют молча до рассвета (житомир.) или после захода солнца (з.-во-лын.); обегают голыми с хлебом, который забыли вынуть из печи, грядки подсолнухов, говоря: «Як не може по евггу голе ходити, щоб так не могли горобци соняшников пити!» (укр., Ефим.СМЗ:44); сеют пшеницу до рассвета, положив пять—семь зерен в рот и ни с кем не говоря, сеют в полдень в Страстную пятницу, добавив в семена песок из-под бузины (в.-луж.). Усмирению Воробьев должны способствовать предметы, бывшие в контакте с мертвым: окуривают поле стружками от старого гроба (пол. серадз.), при севе добавляют в семена песок, взятый в полночь со свежей могилы (в.-луж.), землю с могилы (словац.),. Под Новый год девушки объезжают верхом на метле вокруг своих усадеб (витеб.), на Рождество не выкидывают на мусорную кучу старый веник (вилен.), в рождественский Сочельник первую ложку крупы (каши) кладут Воробьев на углы дома (э.-бескид.). в день св. Валентина (Валента, 14.11) перед восходом и заходом солнца обсевают поле золой, чтобы св. Валент отгонял Воробьев (мазовец.), сеют в день недели, на который пришелся день св. Валента (жешов.), сеют, смазав руки заячьим салом (гроднен.) или салом, освященным на Пасху (Чернигов.),
     

                    Черт меряет воробьев.

                У украинцев и поляков существуют поверья, связанные с временным исчезновением Воробье осенью и сокращением их численности. В ночь на 1(14) IX (накануне дня св. Симеона Столпника у украинцев, св. Егидия у поляков Куяв), на 1.XI (накануне дня Кузьмы и Демьяна в Ровенском у.) или 28.X (в день апостолов Симона и Иуды у поляков Галиции) Воробьи исчезают с полей и слетаются в одно место, где черт (черти, злой дух, горобьевый — старший над воробьями) меряет их всех огромной меркой. Оставшихся сверх краев мерки он отпускает на размножение, а прочих берет себе (ровен., хмельниц., Харьков., покут., укр. галиц.). ссыпает в пекло (пол. галиц., куяв.), убивает (киев.); черт отпускает на волю лишь одну, девятую, меру (житомир.), а десятую оставляет себе (покут.). Гуцулы считают св. Симеона Столпника защитником полей от Воробьев и других птиц. Ночь накануне Симеона Столпника, когда черт меряет Воробье, соединялась в некоторых частях Украины (киев., ровен., галиц.) с представлением о воробьиной ночи. По поверью украинцев предгорий Карпат, на св. Симона Воробьи собираются темными ночами с проливными дождями и громовыми раскатами, слетаются в леса на свой совет, а возвращаются к 1 .IX; эти ночи называют «вечерами воробьев».


                    Любовно-эротическая символика.

               В фольклорных текстах Воробьей символизируют мужское начало. В загадках он загадывается как «маленький мальчишка в сером армячишке» (калуж.). В восточнославянских сказках известен мотив обращения мужа в Воробья. Многим фольклорным текстам о Воробью присуща эротическая окраска. Как и в хороводах «Заинька», в русских хороводных играх, особенно в святочных хороводах «Воробейка», Вороб предстает в виде удалого гуляки, молодца, выбирающего себе девушку, в виде молодожена, любовника, соблазнителя чужой жены. Образ Воробья встречается в белорусских и украинских весенних хороводных песнях любовно-брачной тематики. Русская подблюдная песня о Воробье предвещает девушке замужество: «Сидит воробей на перегороде, / Как глядит воробей на чужу сторону. / Куда погляжу, туды полечу» . В русском свадебном величании свашенька «на воробье на свадьбу прикатила» . Любовно-брачный мотив ловли воробушков присутствует в новгородском свадебном величании. В русских и белорусских свадебных песнях жених уподобляется Воробью. Повсеместно популярен мотив женитьбы Воробья в шуточных песнях (напр., в польских — на галке, сове, бабе). Брачная символика Воробья представлена в приметах и гаданиях: если Вороб устроит себе гнездо на новой хате, девушка из нее вскоре выйдет замуж (укр. галиц.), в девичьих гаданиях с рождественской соломой или мусором прилет Воробья предвещает девушке молодого жениха (пол.). Эротическую окраску имеет мотив ловли Воробья ситом в польском анекдоте о старухе, желавшей выйти замуж: над ней подшутил кавалер, предложивший себя в мужья с условием, что она поймает ситом 10 воробьев. В русских и украинских сонниках XVIII в. ловля Воробья означает любовные отношения. Чтобы жена любила мужа, ей дают съесть воробьиное сердце (рязан.). Считается, что страдающим от импотенции полезно съесть Воробья (боен., рязан.). Мальчики мажут себе пенисы воробьиным жиром, чтобы лучше росли (рус. сиб.). Воробей во сне сулит женщине беременность (минск., бреет.).
     

                     Народная медицина.

             В случае трудных родов роженице дают проглотить с водой воробьиный помет (ц.-серб.), в виде порошка его вдыхают для избавления от бельма на глазу (гроднен.), а настоенный на водке пьют для очищения желудка (люблин.). Укус змеи или бешеной собаки лечат, натирая его воробьиным салом, чтобы вытянуть яд (рязан.). Ушную боль лечат, прижимая к уху трех Воробьев. Поведение Воробьев помогает предсказать эпидемию: сельские жители не боятся никаких болезней, пока в селе и возле дома много Воробьев (серб.), исчезновение их связывают с опасностью холеры.
     


     

    К списку
    StasyaAlex Copyright ©  Запрещается использование стиля, элементов дизайна и материалов
    автора проекта, без соответствующего на то разрешения или указания ссылки на сайт Энциклопедию slavyans.myfhology.info