Главная
  • Пантеон богов
  • Духи и существа
  • Волхвы -Ведьмы и пр.
  • Герои сказаний
  • Украшения/одежда
  • Ритуалы и обряды
  • Праздники - календарь
  • Народные игры
  • Предметы, артефакты - статьи
  • Травник
  • Славянская кухня
  • История
  • Галерея
  • Библиотека
  • Магазин оберегов, украшений и домовых
  • Прочее
  • Поиск-Главная

  • Каждому дому свой домовой. Домовые в подарок и на заказ

     

     
    Оборотень
     


                  Оборотень, Обвертень, Обворотень, Обертной, Обертун, Обертыш, – в славянской мифологии - предмет, существо, обернувшееся (обернутое) человеком или, наоборот, человек, обратившийся, обращенный в кого-либо, во что-либо; колдун или заколдованный человек. Непосредственно человек оборачивающийся волком назывался Волкодлаком.

    оборотень, обертун


      

    Оборотни – -те же колдуны (иногда – нечистая сила), которые обращаются в разных животных (собак, свиней, кошек и т.п.). «В проточных водах и особенно часто «на омутах» (глубокие места) встречаются оборотни в виде рыбы; при этом они обыкновенно «по воде стоят», т. е. хвостом встречу воды» (Яросл.); «Оборотни – особая порода людей. Мужики чаще оборачиваются в медведя, а женщины – в свинью» (Сургут.); оборотень подкатывается клубком, клочком сена, комом снега, овчиной, обращается в камень, клубок ниток, кучу пакли, в собаку, сову, петуха, ежа [Даль, 1880].

    Вера в оборотней и оборотничество была сильна и в древней, средневековой Руси, и в России XVIII-XIX вв. В XVIII в. Татищев отмечал, что вера в превращения человека в медведя, сороку, дым «твердо удерживается» и «между подлостью, и между нерассудными дворянами». «Случаи обращения людей в животных и в деревья до сих пор считаются у вологодского народа вполне возможными и нередкими, – писал в конце XIX в. Н. Иваницкий. – Лягушки повсюду признаются обращенными людьми, во многих местах и медведи. Всего же чаще люди обращаются в волков» (Волог.) [Иваницкий, 1891].

    «Оборотиться», «обвернуться» (превратиться) нередко буквально означало «перевернуться», то есть перекувырнуться через условную границу: по поверьям, перескочив через нож (двенадцать ножей), веревку, коромысло, ветку дерева, огонь на печном шестке, человек мог стать зверем, птицей.

    «Оборачиваясь», колдун и ведьма как бы переворачивались той стороной своего существа, которая приобщена к высшим силам мира, к почитаемым зверям, птицам, рыбам – «предкам, родственникам и покровителям» человека. В повествованиях об оборотнях грань между человеком и зверем – узенькая полоска ножа, веревки, ветки, в сущности, она проходит через самого оборотня: он и человек, и животное, птица одновременно.

    Особо склонна к оборотничеству, метаморфозам ведьма, которая легко превращается не только в птиц и зверей, но и в различные предметы, стихии, становящиеся при этом «живыми» (правда, обычно это определенные предметы, значимые для крестьянского хозяйства, – игла, клубок, копна сена и т.п.).

    Такая способность к почти универсальному оборотничеству, видимо, отражает давнее представление о мире как об арене вечной метаморфозы, превращения одной формы в другую [Штернберг, 1936], где даже неодушевленные предметы – «живые», могут стать людьми (и наоборот), а смерть не уничтожение, но «переход», превращение человека в растение, зверя: «Мертвецы обладают способностью оборачиваться и благодаря этой способности преодолевают затруднения, которые ставит могильная насыпь». «С тех пор как в уме первобытного человека сложился смысл, что подобный ему человек может обращаться в различные предметы и существа, для него были разрешены главнейшие вопросы, которые ставили жизнь и природа. Он понял жизнь природы, генезис вещей и тайну загробного существования человека» [Смирнов, 1890].

    Вера в оборотничество отразила представления о единстве мира, взаимозависимости всего сущего, которые (естественно, не в форме стройной теории) прослеживаются и в обрядах, и в сказках, и в поверьях русских крестьян.

    Наиболее распространенные формы превращений «собственно оборотней» – волк, медведь (колдуны); свинья, лошадь, птица, дым, колесо, копна сена (ведьмы), а также волк, медведь, лошадь (для тех, кто обернут колдунами) (в центральных, северо-западных и северо-восточных районах России оборотнем часто именуется «человек-волк») (см. Волкодлак). Отличали животных, птиц – оборотней по необычному поведению, реже – по каким-то чертам в их облике (белая полоса на шее волка, отсутствие хвоста у сороки). Обезопасить себя от оборотня можно было, ударив его «наотмашь», покалечив, отрезав ухо свинье-оборотню, подковав ведьму-лошадь. От оборотней защищал «змеиный топор» [топор, которым убили змею].

    Оборачивание – само по себе колдовское действие. В рассказах об оборотнях они часто просто рыщут зверем или летают птицей, иногда, правда, и с определенными целями: испортить человека, посторожить скот, разведать места промыслов. В повествовании из Вологодской губернии колдунья оборачивается через коромысло, чтобы прогнать овец. В рассказе, записанном в Сургутском крае, оборотень-купец «ходит налимом», отыскивая в реке рыбу. Налима вылавливают, но благодаря жене рыбака ему удается ускользнуть назад, в реку. Вскоре после этого рыбак, приехавший в город, встречается на базаре с незнакомым купцом, который зовет его в гости, угощает и просит передать жене подарки: «...купец и говорит мужику: «Отвези, брат, пожалуйста, от меня своей жене подарочек, что я тебе дам». И начал он тут откладывать мужику разные материи – и шелковы, и атласны, и гарусны, и разные ожерелья, и серьги, и кольца... Тут мужик не вытерпел и спрашивает купца: «Скажите же, пожалуйста, кто вы такой будете и за что вы дарите жену мою?» – «Вот за что я ее дарю, – отвечал купец. – Помнишь ты, как раз зимой добыл ты матерого налима и приказал жене сварить из него уху, а она не послушалась тебя?.. Вот этот налим и был я, и за то твою жену дарю, что она не убила меня. Я ходил допоздна в реке, отстал от товарищей и наткнулся на уду, и спасибо жене твоей, а то быть бы мне в ухе, и вот за это ей и подарочек...» После этого мужик спрашивает: «Для чего же вы ходите налимом?» – «А видишь ли, братец, мы промышляем на песках рыбу, вот и ходим узнавать, где рыбы останавливается больше, там и делаем промысел...» Тогда мужик понял, что перед ним оборотень, взял поскорей подарки и домой».

    Среди русских крестьян XX в. вера в оборотничество, в общем, угасает, хотя рассказы об оборотнях – медведях и волках до сих пор популярны в некоторых районах России, Интересная трансформация темы оборотничества обнаруживается в записанном И. В. Карнауховой на Русском Севере повествовании об одном из героев гражданской войны, «прославившемся» своей жестокостью: в этом рассказе партизанский командир выступает как волк-оборотень, вурдалак, губящий людей [Карнаухова, 1934].

     


     

    К списку
    StasyaAlex Copyright ©  Запрещается использование стиля, элементов дизайна и материалов
    автора проекта, без соответствующего на то разрешения или указания ссылки на сайт Энциклопедию slavyans.myfhology.info